Радио Зазеркалье

Об одном замечательном психотерапевтическом направлении, — Терапии творческим самовыражением, — я хотел бы рассказать не только в плане теоретическом, но и поделиться собственными впечатлениями, опытом, поскольку посещал занятия клуба Терапии творческим самовыражением более трех лет.

Терапия творческим самовыражением (далее в тексте — ТТС) — это именно особый подход и метод, а не просто занятия каким-либо видом творчества в лечебных целях, не просто арт-терапия или метод отвлечения от психологических проблем. В основе ТТС лежит клиническая характерология, учитывающая всё многообразие и особенности разных характерологических типов личности. Одновременно с этим, используется потенциал творчества, помогающий каждому человеку с определенным типом характера изучить и осознать как ценность своей личности, так и ценность представителей других характерологических типов. Метод ТТС создан известным отечественным психиатром, профессором Марком Евгеньевичем Бурно еще в 1980-е годы и с тех пор совершенствовался и обогащался.

Источник: Русский Репортер

Как указывает М.Е. Бурно, этот психотерапевтический метод предназначен прежде всего для лечения психопатий и малопрогредиентной шизофрении у пациентов с дефензивными проявлениями. Термин «дефензивный» ( от лат. defensio — оборона, защита) указывает на наличие в душе пациента дефензивного конфликта, то есть сочетания чувства неполноценности с уязвимым и ранимым самолюбием. Дефензивные люди неуверенны в себе, нередко робки, застенчивы. Им свойственны тревожные сомнения в межличностных отношениях («так ли меня поймут?»), в отношении своего здоровья, будущего… Нередки мучительные мысли о своей никчемности, бесперспективности, слабости. Дефензивность может проявляться у лиц различных характерологических типов, с разными заболеваниями. Прежде всего это люди с психастенической акцентуацией характера (или одноименной психопатией), астеники, шизоидные личности, люди с тревожно-депрессивными расстройствами, с вялотекущей (малопрогредиентной) шизофренией…

Мягкость и теплота, готовность к пониманию — все это объединяет группу и создает ту уютную и одновременно оживленную среду, где душа может оттаять и свободно раскрыться.

Особое внимание метода ТТС обращено к таким нередким у этих лиц расстройствам, как деперсонализация и дереализация, сопровождающихся тягостным переживаниям своей измененности, утраты индивидуальности, призрачности окружающего мира. Тем более, что такие пациенты часто сами ищут помощи у психотерапевтов. Все эти симптомы и особенности характера (дефензивность, деперсонализация-дереализация) порождают проблему поиска и принятия себя, обретения чувства своей индивидуальности и личностной уникальности, проблему понимания окружающих и нахождения ценных сторон как своей личности, так и людей других характерологических типов. (В одной из книг профессора М.Е. Бурно есть глава «Сила слабых» непосредственно посвященная этим вопросам. Но чтобы не перегружать текст цитатами и ссылками, я даю список использованной литературы в конце статьи).

Как же работает метод ТТС? Несколько упрощая, его можно представить так. Во-первых, это метод групповой терапии (хотя не исключены иногда и отдельные индивидуальные занятия). И тут важна сама атмосфера группы людей со схожими проблемами и с творческим потенциалом. Мягкость и теплота, готовность к пониманию — все это объединяет группу и создает ту уютную и одновременно оживленную среду, где душа может оттаять и свободно раскрыться. В создании такой среды первостепенна роль ведущего группу психотерапевта, а так же общих терапевтических и доброжелательных установок, усваиваемых всеми участниками группы. Во-вторых, это изучение участниками ТТС элементов клинической характерологии, путь к самопониманию через познание различных сторон различных характеров и их творческих ресурсов, их полезности в совокупной жизни общества. И возможность глубже узнать себя, обрести самоуважение через прикосновение к творчеству крупных творцов культуры, обладавших тем же типом характера или заболевания, что и участник группы ТТС. Эта особенность метода ТТС — изучение клинической характерологии — одна из уникальных и сильных сторон его.

Есть общее правило: не существует «плохих» с моральной точки зрения характеров

Например, психастенический пациент, мучающийся сомнениями в себе и своей якобы «никчемностью», своими тревогами и слабостями, узнаёт, что такой же тип характера и схожие внутренние проблемы были у А. Чехова, Э. Золя, К. Моне, Ч. Дарвина… В своей «слабости» он открывает и серьезные положительные свойства: душевную чуткость и такт, тонкую аналитичность ума, способность к глубоким чувствам и рефлексии, умение видеть оттенки и нюансы действительности, скромную и проникновенную красоту мира. На занятиях (и групповых, и домашних), знакомясь с миром знаменитых психастеников, с их творчеством, психастенический пациент узнает в них себя самого, свои переживания, учится видеть ценные стороны своего характера. И чужое, и собственное творчество, с его одухотворяющим и целительным потенциалом, постепенно оживляют ранее приглушенное чувство своей индивидуальности, помогают обрести смысл своего существования и, наконец, принять себя, свой тип характера как нечто положительное и ценное. Так преодолевается и деперсонализация, возвращается чувство целостности и жизненности своего «я».

 

Источник: Pexels

Источник: Pexels

Другой пациент, например с истерическим (демонстративным) типом характера, может найти полезное и ценное проявление своей демонстративности, например, через участие в спектаклях, в исполнении своих песен, стихов и т.д. на занятиях ТТС. Есть общее правило: не существует «плохих» с моральной точки зрения характеров, что обоснованно и жизнью, и клиническим опытом психотерапевтов и психиатров. Любой характерологический тип несет в себе не только трудности, но и нечто положительное. Точно так же, как в рамках любого характера возможно встретить и личностей безнравственных. Последнее обстоятельство — явная безнравственность — служит в рамках ТТС единственным критерием, по которому чье-либо творчество (в том числе и знаменитостей) становится неприемлемым и не психотерапевтичным.

Однако творчество (как участников группы, так и известных писателей, поэтов, живописцев и т.д.) не оценивается с точки зрения его совершенства, технической виртуозности. Принципиально не ставится вопрос «у кого лучше, техничнее, профессиональнее?» Творчество людей с различными характерологическими радикалами важно не как арена соревнования, а как возможность узнать и прочувствовать различные миры людей с разными типами характера, как путь к пониманию себя и других. И обретение среди всех этих миров близкого именно тебе, твоему душевному складу. Это помогает найти и принять себя. Так, страдающий от непонимания, от неприятия своего странного мира, человек с шизофреническим или шизотипическим расстройством, может осознать в творчестве подобных себе людей всю ширь и мощь сокрытого в этой болезненной почве потенциала. М.Е. Бурно в одной из своих книг приводит слова пациентки с шизофренией, которая достигла благодаря ТТС стойкой ремиссии. Она пишет, что вылечить шизофрению, остаться без нее — это остаться «без того, что есть произведения Гоголя, М. Булгакова, Зощенко, Цветаевой, А. Грина, М. Волошина, В. Хлебникова, Батюшкова, Врубеля, Чюрлениса, Стриндберга, Сведенборга, Гойи, Дюрера, Сезанна, Ван Гога, Гёльдерлина (…). Да, — продолжает пациентка, — хочу быть тем, для кого до сих пор существует лишь одно — презрительно-пренебрежительное название — шизофреник, хочу быть самой собой, потому что чувствую, понимаю и есть объективные доказательства, что именно такая я нужна.» Такая степень приятия и понимания себя — удивительный эффект познающей себя и творчески, одухотворенно разбуженной души, глубоко прикоснувшейся к своей сути в опыте ТТС.

Пробуждается собственная сокровенная сущность, затуманенная и «замороженная» болезнью…

Творческий акт — это акт целостной души, ее интеграции, акт осуществленного синтеза, найденного, уловленного смысла. Потому он сам по себе обладает исцеляющей, интегрирующей силой, помогающей видеть смысл своего существования. Но в рамках ТТС практикуются не только привычные виды творчества: рисование, живопись, сочинение стихов, музицирование, театральная игра. Есть и иные способы пробуждения души и поиска комфортного взаимодействия с реальностью. Это (по желанию) и ведение дневника, и творческое общение с природой, и переписка с кем-либо близким по духу. Это и занятия фотографией, которая может иметь и глубокий смысл — подарить вечность мгновениям, лицам и вещам, сродным своей душе, среди которых тепло и чувствуется их неслучайность и осмысленность. Пробуждается собственная сокровенная сущность, затуманенная и «замороженная» болезнью…

Наконец, несколько слов о личных впечатлениях о ТТС (хотя в сказанном выше также запечатлелось много личного)… Итак. — Занятия проходят в уютной и дружелюбной обстановке, при свечах, за чашкой чая. К чаю участники группы приносят и сладкое (кто что может). Проходит совсем немного времени, и возникают теплые, дружеские связи и симпатии, устанавливается особый и целительный стиль общения и участия в «общем деле». Тут не страшно раскрыть свои переживания, высказать свое мнение. Все мы приходим сюда со своими проблемами и можем не стесняться друг друга. Конечно, тон и направление задает ведущий группу психотерапевт. В этом отношении мне повезло. Занятия вела (и ведет по сей день) замечательный мастер своего дела, клинический психолог и психотерапевт Елена Александровна Добролюбова, освоившая ТТС не по книгам только, не «теоретически», но в личном контакте и обучении у автора метода, профессора М.Е. Бурно, имеющая огромный опыт и стаж ведения занятий ТТС. Она щедро делилась с группой своим опытом, знаниями, помощью, и это вспоминается с сердечной благодарностью.

Каждому оказывается близким что-то свое, но это не противоречит чему-то иному, увиденному другими

Занятие обычно начиналось с доклада одного из участников о каком-либо художнике, поэте, писателе, артисте… Или, например, все вмести смотрели кем-либо предложенный фильм. Перед этим формулировались несколько вопросов по теме, на которые потом предлагалось ответить каждому из участников группы. Один из вопросов был всегда неизменным: «Какой тип характера у автора, каков его психологический профиль, особенности его видения мира?» Слушая затем ответы, весь спектр мнений, невольно удивляешься, насколько по-разному видят мир участники группы ТТС, насколько связано различие мнений и способов видеть реальность с различием типов характеров. Каждому оказывается близким что-то свое, но это не противоречит чему-то иному, увиденному другими. Скорее, каждое из мнений раскрывает разные стороны явлений, и стороны эти взаимно дополняют друг друга, а не исключают. Тут неожиданно много узнаешь и о себе. Оказывается, то, что ты видишь в какой-либо картине (стихотворении, фильме и т.д.) — другие не замечают. Или наоборот — ты в упор не видишь того, что очевидно для других. Идет живое обсуждение увиденного, прочитанного, сказанного…

Итог занятия подводит психотерапевт, отвечая на те же вопросы и высказывая свою точку зрения относительно характерологического типа обсуждаемого автора. Тут возникает ситуация, очень редкая в психиатрическом мире, когда специалист, профессионал делится своими (в том числе и психиатрическими) знаниями с пациентами! Это очень интересно и поучительно. Начинаешь понимать, насколько тонкая и сложная область — клиническая характерология. Насколько осторожным и внимательным нужно быть в суждениях о чьем-либо характере, насколько требовательна и многогранна область диагностики характера и/или заболевания. Вот уж где не нужно спешить с «ярлыками», где требуется умение вчувствоваться и даже интуитивно понять другого. Все мои сухие абстракции из психиатрической литературы оказались лишь контурами и набросками. И без занятий ТТС и опыта ведущей их Е.А. Добролюбовой, они так и остались бы контурами, да еще и с неверными очертаниями.

Нередко, занятие ТТС продолжается и после его завершения: участники группы по собственному почину идут в кафе и продолжают волнующее обсуждение и обмен мнениями. Вообще, ТТС — это не только то, что происходит на занятиях. Это почти образ жизни, это новые друзья и новое общение. Темы занятий, пришедшие новые мысли, сопровождают тебя и дома, и на улице — повсюду. Среди участников группы встречаются и люди, чье творчество без оговорок можно назвать профессиональным, даже если эти люди еще нигде не публиковались или не имели своих выставок.

Помню, как одна пожилая участница группы вдруг прочла несколько своих стихотворений, сомневаясь в их ценности. Удивило одно: почему это не опубликовано?! Я редко встречал у нынешних авторов столь глубокое и мудрое слово, столь тонкое и поэтичное восприятие мира…
Некоторые участники группы ТТС, как мне известно, приходили на занятия растерянными и не имеющими ни определенного занятия, ни работы. Через некоторое время они начинали работать и еще находили себя в каком-либо серьезном и ценном хобби. В периоды депрессивного упадка ТТС становится той отдушиной, которая не дает провалиться и выйти из жизненной колеи. Всегда есть стимул — группа людей, которым ты не безразличен, которые не безразличны тебе и связаны общими интересами, связаны и совместным погружением в ТТС.

Я дал лишь эскизный очерк того, что трудно передать только словами, что постигается лишь опытом. Но смысл, обретенный на занятиях ТТС, уже не так просто утратить. Смысл — это лучший гормон. Не так ли?

Список литературы

  • М. Е. Бурно. О характерах
  • М. Е. Бурно. Терапия творческим самовыражением
  • М. Е. Бурно. Клиническая психотерапия
  • П. В. Волков. Разнообразие человеческих миров. Руководство по профилактике душевных расстройств