Радио Зазеркалье

Сообщество «Психоактивно» выпустило важнейшую памятку о правах пациентов психиатрических больниц — на главные вопросы ответила психиатр Мария Гантман. Публикуем с разрешения психоактивистов (и не забывайте подписываться на их группу в VK).

1. В каких случаях бригада психиатрической скорой помощи имеет право забрать человека в психиатрическую больницу?

Бывает так, что человек после разговора с психиатром бригады (а среди них встречаются очень интеллигентные, разумные люди) сам соглашается поехать в больницу, то есть госпитализируется добровольно. О недобровольной госпитализации речь идет, если врач считает, что состояние пациента соответствует критериям из 29 статьи «О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании» и есть «непосредственная опасность для себя или окружающих; или беспомощность, то есть неспособность самостоятельно удовлетворять основные жизненные потребности; или существенный вред его (пациента) здоровью вследствие ухудшения психического состояния, если лицо будет оставлено без психиатрической помощи». На практике такие решения принимают, если человек находится в остром психозе (бред, галлюцинации, агрессия) или с тяжелой деменцией (слабоумием).

2. Каково максимальное время, за которое пациента обязаны доставить в ПД?

Если мест нет, а госпитализация экстренная, получается, что могут возить, пока не найдут, куда госпитализировать. Нигде не прописано минимальное или максимальное время. Но ответственность за сохранность и благополучие пациента в этот момент возложена на бригаду.

3. Вопрос, связанный с реальными кейсами госпитализированных. В каких случаях на пациента можно надевать наручники?

В Законе информация о наручниках не фигурирует. Кроме того, примененные меры по удержанию больного, его иммобилизации должны быть отражены врачом в направлении на госпитализацию (характер, длительность применения). Цитата из Закона:

Для сопровождения возбужденного и агрессивного, оказывающего сопротивление пациента используют следующие приемы:

а) находясь сбоку от больного, каждый из работников бригады охватывает его корпус руками, удерживая запястья его рук;

б) подойдя сбоку или сзади, быстро и энергично берут его руки крест — накрест за спину (стоящий слева берет правую руку пациента, справа — левую). Препровождая пациента, идут сбоку от него, а не сзади (опасность удара ногой);

в) лежащего больного стараются повернуть на живот, фиксируя руки за спиной. Запрещается надавливание коленом на грудную клетку (опасность перелома ребер), хватание за горло или применение других грубых мер физического воздействия.

4. Что делать пациенту, если к нему применяется физическая сила? Есть ли организация, которая может помочь, направить юристов?

Я знаю только Общественную приемную НПА России, но мои пациенты туда не обращались. Положения о независимой врачебной экспертизе, которое упоминается в Основах охраны здоровья граждан, не существует в природе. Правозащитной службы, о которой упоминается в Законе о психиатрической помощи, тоже нет по факту.

5. Пациент прибывает в ПД. Его просят подписать бумаги на добровольную госпитализацию. Обязан ли принимающий психиатр словесно разъяснить пациенту, под чем именно пациент подписывается?

Обязан, потому что это информированное согласие. Более того, пациент может позже сказать, что «я был в очевидно измененном состоянии, я не понимал, что подписываю, и врач это видел, он же поставил диагноз «острый психоз». И будет прав. Такую госпитализацию нужно оформлять как недобровольную, то есть в течение 3 дней должно быть судебное заключение о том, что она проведена правомерно. В интересах врача максимально подробно объяснить, что пациент подписывает, и убедиться, что он действительно не против. Потому что если по карте видно, что пациент не очень понимал происходящее с ним, врача можно засудить.

6. Имеют ли право в ПБ изымать мобильный телефон и если да, то согласно какому закону?

Я не нашла такого закона. Изъятие мобильного телефона у всех, превентивно и принудительно, не выдерживает с правовой точки зрения никакой критики. Предположим, это распоряжение главного врача или заведующего отделением. Предположим, я пациент, и я считаю, что в моем случае это противоречит ст. 29 п. 4 Конституции: «Каждый имеет право свободно искать, получать, передавать, производить и распространять информацию любым законным способом». Мне отвечают что-то вроде: «Вы будете звонить куда попало ночью и мешать людям, вы же неадекватны». Ну так с чего вы решили, что я так буду делать? Я так не делаю, не делал и не собираюсь. И невозможно доказать, что у меня есть такое намерение. «У вас его украдут и вы нас же обвините». Опять же не факт. Я буду его сторожить, а если украдут, обвинять вас не собираюсь. «Вы снимете на камеру однопалатников и это будет нарушением врачебной тайны. А мы должны ее охранять». Хорошо, почему тогда нельзя телефон без камеры? А с камерой я могу отдать его старшей медсестре и разговаривать только при ней.

7. В отделениях ПД выдают по 3-5 сигарет в сутки. Если пациент хочет больше сигарет, медперсонал говорит ему, что пациент может мыть полы или разносить еду. Тогда сигарет будет выдаваться больше. Что не так в этой ситуации и как должно быть по закону?

Согласно закону ФЗ-15 (Антитабачный закон 2017 г), на территориях медицинских учреждений курение запрещено. По закону не должны давать ни одной сигареты. Согласно исследованиям, состояние людей с психическими расстройствами после отказа от курения улучшается, эффективность препаратов повышается, а ожидаемая продолжительность жизни увеличивается. Но при этом должна быть качественная система помощи в отказе от курения во время госпитализации. То есть проводить поддерживающую психотерапию, заместительную терапию никотином и поведенческими способами. Мы все знаем, как далеко это от реальности. В отделениях больниц стоит тяжелый дым, и вносят вклад в это и пациенты, и сотрудники. Что касается принудительного труда, то согласно Конституции он запрещен. То есть вообще-то незаконно расплачиваться за труд психически больного зависимого от никотина человека сигаретами.

8. Пациент хочет узнать, какие препараты ему дают. Он спрашивает об этом медсестер. Они грубят или отмахиваются. Законно ли это?

Медсестры могут отмахиваться, а врач нет. Согласно Основам охраны здоровья граждан, человек имеет право на получение исчерпывающей информации о своем здоровье в доступной для него форме. И должен это рассказывать врач.

9. Пациент, подписавший добровольное соглашение на госпитализацию, недоволен условиями больницы и хочет написать отказ от госпитализации. Его врач говорит ему, что он может это сделать, но тогда ему придется собрать медкомиссию и рассмотреть вопрос о принудительной госпитализации, поэтому «лучше ему спокойно полечиться еще пару неделек». Что делать пациенту?

Возможный вариант развития событий такой: врач записывает в амбулаторной карте: «негативистичен, проявляет словесную агрессию, взбудоражен, обвиняет сотрудников в …» и т. п. И потом придется в суде доказывать, что это не было признаком психоза и не несло никому опасности. Поэтому пациенту, как бы это грустно ни звучало, наиболее эффективно быть безупречно вежливым и миролюбивым и попытаться спокойно выяснить у врача, что именно вызывает у него тревогу за безопасность.

10. Какие виды отделений существуют в ПБ и в какие отделения с какими состояниями отправляют людей?

Основные виды — санаторного типа (открытое) и «острое» (закрытое). Режим в открытом отделении более свободный (есть телевизоры, прогулки, больше посещений и т. п.). В закрытом люди с более тяжелыми расстройствами, к которым могут применяться меры стеснения, изоляции и т.п.

11. Что делать пациенту, если он хочет перевестись из острого отделения в санаторное?

Поскольку это решает завотделением при участии лечащего врача, то пациенту нужно своим поведением дать понять, что он спокоен, доброжелателен и готов к конструктивному диалогу, то есть его состояние уже не представляет опасности и не нуждается в круглосуточном пристальном наблюдении.

12. Что делать пациенту, если в ответ на его расспросы о том, сколько ему находиться в больнице, какие препараты ему дают и какой у него диагноз, медсестры угрожают вколоть ему сильнодействующие препараты? Самое распространенное – угрозы галоперидолом.

Медсестра не имеет квалификации для назначения психотропных препаратов и не имеет права это делать. Это совершенно точно не входит в ее должностную инструкцию. При этом в типовой должностной инструкции, конечно, есть пункт: «Палатная медицинская сестра имеет право в отсутствие врача оказывать экстренную доврачебную помощь больным отделения». То есть в случае иска медсестра обязана будет доказать, что у нее не было доступа к врачу (что в больнице почти невозможно) и что без инъекции галоперидола пациент бы умер (что также сложно себе представить).

13. Имеет ли право медперсонал требовать пациента есть, вставать с кровати или выходить на улицу? Имеет ли право медперсонал «наказывать» пациента за несоблюдение этих требований?

Нет законных механизмов наказания пациентов от медперсонала. Это все могут быть настоятельные рекомендации и вежливые побуждения, но не больше.

14. Кто и на основании чего принимает решение, можно ли выписывать пациента?

При добровольной госпитализации пациент может написать заявление с отказом от медицинской помощи и в любой момент покинуть больницу. Если врач считает, что пациента опасно отпускать, он должен инициировать осмотр пациента врачебной комиссией. Врач может принять такое решение единолично и отказать пациенту в выписке до проведения комиссии, но только если это пункт «а» из списка причин для недобровольной госпитализации — опасность для себя или окружающих. Если будет вынесено заключение, что показано недобровольное лечение, то его могут удерживать 5 дней после направления заявление в суд до судебного решения, и тогда госпитализация становится недобровольной. Если просто говорят «мы вас не выпустим» и продолжают госпитализацию на прежних условиях — это незаконно.