Радио Зазеркалье

Николай Вороновский составил список книг, которые помогут вам не только лучше узнать мир психиатрии, но также изучить себя. От нашего стола к вашему столу!

Э. Фуллер Торри. «Шизофрения: книга в помощь врачам, пациентам и членам их семей»

Уже название книги указывает на обращение автора к широкой аудитории, включающей не только профессиональных психиатров, но и все социальное окружение человека с психическим недугом. Главную мысль книги автор формулирует словами политика Жоржа Клемансо: «Психиатрия — это слишком серьезное дело, чтобы его доверять лишь психиатрам».

Отсюда особое внимание автора к вопросам лечения и реабилитации душевнобольных, установлению благоприятного семейного климата, устранению стигмы.

Клиника и вопросы диагностики и прогноза течения шизофрении убедительно представлены на основе как статистических данных, так и анализа сложных переживаний больных шизофренией, их внутреннего мира. Важно и то обстоятельство, что книга содержит ряд подробных указаний на отграничение шизофрении от тех, иногда внешне схожих с ней, психических отклонений, которые шизофренией не являются. Не обойдены вниманием и вопросы детской шизофрении и детского аутизма, а также шизоидных характерологических особенностей здоровых лиц. В целом книга содержит столь богатый и доступно изложенный материал, что может служить не только путеводителем по шизофрении, но и общим введением в клиническую психиатрию в целом.

М.Е. Бурно. «О характерах людей (психотерапевтическая книга)»

Думаю, что все книги доктора наук и профессора М.Е. Бурно можно рекомендовать для чтения тем, кто столкнулся с психической патологией. Но данная книга обращена прямо к пациентам. Она, по отзывам читателей, обладает психотерапевтическим зарядом, исцеляющей содержательностью и вдумчивостью.

Автор не скрывает свою симпатию к своим пациентам. В книге есть разделы, посвященные клинической характерологии и психотерапии, учащие понимать и принимать себя и других, справляться с трудностями характера и заболевания, видеть положительное и ценное даже в том, что формально считается «аномалией». Есть и более личные тексты: письма к пациентам по различным вопросам и авторские психотерапевтические рассказы, нацеленные на творческое преодоление психического недуга — как и разработанный автором метод Терапии творческим самовыражением (о нем можно почитать по ссылке ниже). Книга адресована в первую очередь дефензивным личностям, то есть мучительно переживающим чувство своей малоценности, застенчивости и робости, склонным к меланхолии и моральному «самобичеванию».

П.В. Волков. «Разнообразие человеческих миров (Руководство по профилактике душевных расстройств)»

Эта книга ученика и последователя профессора М.Е. Бурно продолжает тему клинической характерологии, которая, по мнению автора, составляет сердцевину пограничной психиатрии и психотерапии. Клиническая характерология, изучая и больных, и здоровых людей выходит за узко медицинские рамки и составляет часть человеческой культуры.

Клинический подход дополнен в книге картиной расстройств с позиции переживаний самого больного человека, так что он рассматривается в экзистенциальном измерении. Это помогает пациенту с психическим недугом найти себя и свое место в жизни и в пространстве культуры.

Потому автор показывает не только возможности психотерапии, но и то, как люди «лечатся» самой жизнью — работой, учебой, увлечениями, духовной и религиозной культурой. Охватывая большой материал (включая и эндогенные психозы), книга четко структурирована, что позволяет легко усваивать материал и сравнивать, сопоставлять содержание разных разделов. Анализ психологического и клинического материала автор проводит детально и тонко, с интуитивным проникновением в предмет и, одновременно, ясностью и четкостью формулировок. С момента издания книги и до сего дня, вероятно, трудно найти лучшее введение не только в клиническую характерологию, но и в клиническую психиатрию как таковую.

Н. И. Пирогов, Д. Е. Мелехов и другие. «Душа моя — храм разоренный. Что разделяет человека и Бога»

Сборник включает в себя работы психиатра академика Д.Е. Мелехова и, как ни странно, врача-хирурга Н.И. Пирогова. Обе работы затрагивают религиозное, духовное измерение бытия человека. Д.Е. Мелехов в очерке «Психиатрия и проблемы духовной жизни» исходит из постулатов христианской антропологии и духовно-телесного единства личности, что определяет отношение к религиозным переживаниям душевнобольных как психиатра, так и священника (при различии их роли в духовной жизни подопечных). В книге рассматриваются сложные, подчас запутанные отношения между душевной патологией и духовной жизнью, между душевной болезнью и духовным здоровьем. А последнее вовсе не исключено при душевной болезни!

Основные мысли проиллюстрированы случаями душевной болезни Н.В. Гоголя и Ф.М. Достоевского, в жизни которых творчество и болезнь, духовное и патологическое шли рядом. Однако отождествлять то и другое, как показывают авторы, было бы грубой ошибкой. Книга осталась недописанной, но это досадное обстоятельство компенсируется публикацией исповеди (автобиографии) одной из его пациенток. Исповедь очень содержательная, яркая, глубоко драматичная, но со счастливым финалом. Продолжает тему духовных поисков работа Н.И. Пирогова «Вопросы жизни». Ведь Н.И. Пирогов был не только прекрасным врачом, но и незаурядным мыслителем, давно вошедшим в историю русской философии.

Ф. Риман. «Основные формы страха»

Страх — это основа или важный компонент всех наших душевных мук и патологий. Страх может стать основной проблемой, тормозящей наше развитие.

Страх возникает из сущности нашего бытия, — из свободы, требующей необратимых решений и, одновременно, конечности нашего существования.

Этому и посвящена книга. Страх возникает всякий раз, когда нам нужно сделать новый шаг, пересечь границу, расширить свой мир. Неизвестность и риск — это то, что необходимо осознать и принять, как и сопровождающий их страх. То, как конкретно, индивидуально проявляется страх, его формы, автор рассматривает в применении к основным личностным типам (стилям): шизоидному, депрессивному, истерическому, личностям с навязчивостями. Автор считает иллюзией возможность полного освобождения от страха, но предлагает анализ его истоков и ищет путей его интеграции через личностное становление, зрелость и открытость миру и тем, кто «другие».

В. Руднев. «Энциклопедический словарь безумия»

Автор стремится быть философом психиатрии, исходя из концептов постмодернизма — структурной семиотики, теории речевых актов, лингвистики и мифологии, психоанализа Жака Лакана, логических исканий Людвига Витгенштейна. Сюда можно добавить и имена отечественных лингвистов — Лотмана, Бахтина, Топорова, а также почти все имена известных психиатров и психоаналитиков.

Сам автор задается вопросом: «Достаточно ли безумен этот словарь, чтобы быть в подлинном смысле словарем безумия?»

Шизофрения предстает в словаре как плата человечества за обретение культуры. «Познание человеческой культуры невозможно вне рамок безумия», — читаем мы в словаре. Цель автора в том, чтобы читатель «понял и полюбил безумие, без которого невозможно творчество, невозможна культура и вся человеческая цивилизация». Диапазон словаря очень широк. Статьи о шизофрении, шизореальности, депрессии, бреде и т.д. чередуются с психологическим анализом таких вещей как футбол, деньги, любовь, ноги, мать… На сцену выходят такие знаковые фигуры, как поэт Дмитрий Пригов, писатель Владимир Сорокин, художник Андрей Монастырский. В словаре немало замечательных находок и наблюдений, сведений из всех областей психиатрии и отсылок к психоаналитическим концепциям разных типов. Анализ творчества великих безумцев также гармонично вписывается в авторский дискурс. Но зачастую читателю самому придется решать, где автор серьезен, а где он затевает тонкую «игру в бисер». Впрочем, такой дилеммы для постмодернизма, кажется, не существует.