Радио Зазеркалье

Еще одна подборка стихотворений поэта из «Зазеркалья» Николая Вороновского.

Камлание

Нет, ты не соловей. Не напрягай же связки.
Рождается из лунатических качаний
Живой родник безмолвствующей ласки,
Подземный шелест нервных окончаний…

Здесь неуместны песни. – Только вой
Неистово грохочущих шаманов,
Когда о стенки сердца бьет прибой
И на губах молочный вкус туманов.

И волчий вой шаманам гулко вторит
Животною священностью тоски,
Когда на теле шевелятся волоски,
Так намагниченные голосами моря.

Последний танец мотылька-поденки,
Шершавый страх последнего огня…
Так утро-отрок, свив свои пеленки,
Кроваво мечется в сухих объятьях дня…

Все громче бубен! Воздух каменеет
И к небесам возносится стеной.
И где-то там, внизу, уже чернеет
Грядущей ночи звездный перегной…

 

Слепая вера

Земля бесплодная и тощая хранит
Уран души, чреватый солнцем взрыва,
Покуда эту мглу не сокрушит
Стальной напор последнего порыва.

Как выношен в девичьем чреве Бог,
Так над пустынями свихнувшегося мозга
Зардеется в обетованный срок
Зари спасительной огнистая полоска.

О дальше, дальше, — в руки немоты!
Сварилось сердце в кипятке молчанья.
И с колоколен сброшены кресты,
И реют купола без увенчанья…

Казалось бы давно уж смолкли звоны
И отошла последняя обедня…
И профилем египетским с иконы
Восходит Ангел, может быть последний…

И дым струится из его кадила,
На голове же царственный венец.
Кому-то ведь на сердце восходило
Промолвить: «Авва! Элохим! Отец!»

Ответа нет… И дни наотмашь бьют…
Но можем мы, теряя чувство меры,
Отдать грядущее, как сироту в приют,
На произвол уже не зрячей веры…

 

Шанс

Зло нам дает последний шанс проснуться,
Вдруг навевая ужас и тоску.
Дрожит все тело… Даже к волоску
Без боли невозможно прикоснуться.

К нам руки тощие протянуты из чащи
Слепых, глухих и онемевших тел.
Пред нами тот же, бледностью давящий,
Манящей беспредельности предел.

Закрыть глаза и броситься стремглав
В преступный мир младенчества и танца.
Но, словно статуэтка из фаянса,
Ты разобьешься, душу расплескав…

Расплещешься, тебя проглотит море.
Тебя не будет… Разве ты не знал?
Но музыка в мифическом повторе
Тобой воскреснет, зачеркнув финал…

 

***

Стучат часы беспроких дней
И прошлое, смыкаясь в конус,
Поднимет занавес теней…
Стенает оскопленный Кронос…

Все начинается опять,
Все памятно, как преступленье, —
Пустая комната, кровать,
Окно, вдруг ставшее ступенью

К пьянящему паденью вниз…
В одно мгновенье пронесутся
Чужой балкон, кронштейн, карниз…
О, только б вовремя очнуться! –

Очнуться на асфальте, встать,
И, отряхнувши пыль былого,
По улицам ночным блуждать,
И жить, и умирать, и снова,

И снова жить и умирать!..
…………………………………..
Все памятно как преступленье… —
Пустая комната, кровать,
Окно и жажда вознесенья…

 

***

Да, болям вопреки, занозам вросшим,
Мы молодеем ветхостию лет.
И мрак, что мы смогли оставить в прошлом,
Оттуда излучает тайный свет. —

Тот свет, что нас хранил в дремучем детстве,
Тот свет, что мы увидели в глазах,
Впервые полюбив, когда в соседстве
Делили сердце и любовь, и страх…

Тот свет, что нас пугал за занавеской
При пробуждении, когда еще с ресниц
Стекала ночь, и представали фреской
В обойных пятнах очертанья лиц, —

При пробуждении… Когда уже не мы,
Но в нас могущественно что-то воскресало,
Грозя разрушить стены той тюрьмы,
Где в донной мгле, горя цветком коралла,

Взросла душа… И вдруг пустилась жить,
Минуя путь всех караванов разом.
В игольное ушко проходит нить,
Ну а верблюдам, видно, путь заказан…