Радио Зазеркалье

На прошлой неделе и в этот понедельник участник движения «Психоактивно» Антон Кучерыжкин провел в Москве акцию-исследование, целью которой было установить «реакцию на психическое попрошайничество» (автор идеи — Валерия Копировская). Даниил рассказал, в чем была суть акции и как именно она проходила, а также узнал у Кучерыжкина, что он сам думает о своей инициативе.

Антон Кучерыжкин дважды появлялся в людных местах Москвы с табличкой, на которой было указано психическое заболевание и просьба о материальной помощи. В первый день мы (Даниил присутствовал как наблюдатель. — Прим. ред.) стояли у метро Таганская. Антон держал в руках табличку, а я находился на расстоянии: фотографировал и смотрел за происходящим. За 15 минут к нему подошло несколько человек: одна женщина предложила проводить Антона в метро, «чтобы не мерзнуть», остальные дали немного денег. Некоторые читали табличку и проходили мимо — так поступали один-два человека в каждом потоке (мы стояли у светофора). Потом мы переместились на Китай-город, где к Антону подошла пара школьников, а в конце — бездомная женщина, которая представилась бабой Ниной. О результатах первого дня эксперимента можно прочитать здесь.

Фотография: Мира Молотова

В этот понедельник Антон стоял у казанского вокзала, потом в переходе, а также ходил с табличкой по вагонам метро. К нам присоединилась девушка-фотограф Мира Молотова.

В целом реакция была довольно скудной. Из перехода быстро прогнали полицейские. В вагонах подошло всего несколько человек, но, думаю, это связано с тем, что Антон ничего не выкрикивал и не привлекал к себе внимание ничем, кроме надписи. В метро люди все-таки привыкли к тому, что деньги просятся довольно активно. Дольше всего мы стояли у вокзала, там у Антона была табличка с надписью «Я бы выбрал отсутствие ног вместо этой головы. Психический инвалид». Люди смотрели и проходили дальше, но несколько человек все же заинтересовалось.

Фотография: Мира Молотова

На мой взгляд, у акции было две цели. Первая — это личный опыт Антона. Выйти на оживленную площадь в одиночку, манифестируя свое заболевание, уже непросто. А просить при этом о помощи тяжело вдвойне, пусть даже и с целью исследования. Вторая цель — понять реакцию прохожих на такое заявление. В целом она была положительной: можно сказать, что хотя бы небольшая часть людей из разных возрастных групп считает психическую инвалидность достаточно веской причиной, чтобы просить о помощи. То есть рассматривает ее наравне с физической инвалидностью.

После акции я задал Антону пару вопросов. Ниже привожу его ответы.

— Антон, какова цель акции?

—  В нашей культуре образ человека, просящего милостыню, это образ человека с физическими, видимыми отклонениями. Но, помимо физической инвалидности, есть психическая, и она также подразумевает ограничения в трудоспособности. И раз люди с физическими ограничениями могут заниматься попрошайничеством, то почему люди с психическими ограничениями не имеют права заниматься тем же самым? Так что главной целью исследования было понять, как на такую ситуацию будут реагировать обычные прохожие. Но такая инвалидность не очевидна, так что мы вышли с табличками, на которых были такие надписи: «Нет денег на еду. Не могу работать. У меня шизофрения», «Не могу работать, у меня клиническая депрессия», «Я бы выбрал отсутствие ног вместо этой головы». Изначально для меня это было скорее исследованием, чем акцией. Но пост, который я написал после первого выхода, мне кажется, получился довольно вдохновляющим: человек выходит на улицы города, открыто заявляя о своей болезни, не боясь показать свой диагноз окружающим. Более того, он просит помощи наравне с физическими инвалидами, ведь он имеет на это такие же права. Не бояться говорить о своей болезни — одна из целей психоактивизма.

Фотография: Мира Молотова

— Можешь описать результаты и собственные ощущения?

— Есть цели акции, а есть цели исследования. Как акция это имело влияние на таких же людей с психическими особенностями, как и я, но какую это вызвало реакцию у других людей, понять трудно, так как мы не получили достаточного количества обратной связи.

Если рассматривать это как исследование, то примерно за час девять человек предложили мне свою помощь, притом не только денежную. Я пытался останавливать людей, которые подходили, для того чтобы узнать, почему они отреагировали на табличку.

Никто не ответил, что тема психических расстройств им близка, но многие сказали, что хотят помогать нуждающимся.

Мы увидели: эти люди признают, что человек с психической инвалидностью может испытывать нужду как и любой другой человек с особенностями физического развития. Это очень важный результат. Но, конечно, говорить об этом как о полноценном исследовании тяжело, потому что слишком мало людей дали обратную связь. И если проводить дальнейшие исследования, то нужно придумывать какие-то новые приемы, для того чтобы лучше понимать реакцию окружающих.

Лично мне эта тема интересна, ведь я часто сталкивался с тем, что окружающие обесценивают психическое заболевание, считая, что физические проблемы гораздо важнее и реальнее. Часто люди говорят примерно следующее: «Если у тебя есть ноги-руки, ты жив-здоров, можешь ходить-бегать, значит, живи и радуйся». А я делаю надпись: «Я бы выбрал отсутствие ног вместо этой головы. Психический инвалид». И такие люди уже ничего не могут мне сказать. Для меня это личная проработка этой проблемы. Мне бы хотелось придумать что-то новое в этом направлении. Чтобы поговорить с обычными людьми о том, что нельзя обесценивать психические заболевания, сравнивая их с физической неполноценностью.

Фотографии Миры Молотовой

Автор: