Радио Зазеркалье

В России психоактивистское движение оформилось буквально в этом году. Мы уже писали о первомайской демонстрации объединения «Психоактивно» и о первом психофесте в Москве. В то же время на западе борьба с психиатрической стигмой самими пациентами ведется давно. Михаил Ларсов рассказывает, как развивался психоактивизм за рубежом.

В 1972 году в Лондоне функционировал Паддингтонский дневной стационар, славящийся либеральными условиями и мягкой терапией. На определенном этапе эту вольницу решили «свернуть», присоединив к самой обычной клинике. Пациентам это не понравилось, и они развернули целую общественную кампанию с требованиями к лечению. В рамках нее появилось движение Mental Patients’ Union, что можно перевести как «Союз психиатрических пациентов». Оно строилось по образцу набиравших силы леворадикальных движений — наподобие тех, что защищали права афроамериканцев и женщин. Свои требования к обществу Союз изложил в брошюре, разошедшейся как «Рыбий манифест» из-за изображения рыбы, пытавшейся сорваться с крючка.

Как ни удивительно, усилия активистов увенчались успехом. Дневной стационар сохранили в его прежнем виде, но движение на этом не остановилось. Создателями организации были Лиз Деркин, Брайан Дуиб, Лесли Митчелл, Эрик Ирвин, Эндрю Робертс и Валери Арджент, и только трое из них —Ирвин, Робертс и Арджент – были собственно пациентами. Впоследствии право участвовать в правлении осталось только за настоящими «ментальными» и переболевшими. Численность членов организации, включавшей в себя уже не только лондонцев, но и жителей Манчестера, Оксфорда, Лидса, Суррея, росла и в марте 1974 года составила 314 человек, в июле 1974 — около 400. Появились и зарубежные ячейки.

Своими целями Mental Patients’ Union называли:

  1. Обличение несправедливости действующей психиатрической системы, мифов о госпитализации, разъяснение пациентам их прав и их защита, в том числе силами штатных юристов.
  2. Борьба за договор о правах психиатрических пациентов.
  3. Борьба с повышенным контролем за больными.
  4. В итоге — упразднение психиатрических больниц и институций репрессивной и манипулятивной психиатрии и организация альтернатив психиатрии в форме терапевтических сообществ.

Однако в огромном движения стали возникать серьезные разногласия, и в 1974 году на общем собрании было принято  считать его не централизованной организацией, а свободной федерацией автономных групп. Вскоре «союз ментальных» затух, но дал начало множеству других.

В частности, в 1988 году возникает уже полноценная международная коалиция — MindFreedom International, включившая  более сотни независимых групп в четырнадцати странах мира. Она боролась с неоправданным применениям психотропных препаратов и шоковой терапии, использования мер принуждения в психбольницах. Официально заявленное кредо коалиции — необходимость защиты людей, получивших ярлык «психически больных». Большая часть участников – вроде как сами пострадавшие, но присоединяться могут все, кто желает бороться за права человека, в том числе врачам, активистам и членам семей больных. Пошло начинание далеко: MindFreedom получила статус неправительственной правозащитной организации в списке Экономического и Социального Совета ООН.

Кроме них в числе отметившихся — Community Organisation for Psychiatric Emergencies (в переводе на русский — «Общественная организация по психиатрическим бедствиям»), Reclaim Bedlam («Возвращение Бедлама»), Mad Pride («Гордость безумца»). Про последнюю надо рассказать отдельно, ибо ее деятельность поистине одна из самих ярких  визуально.

Mad Pride родом из канадского Торонто. За 90-е движение распространилось в Англию, Австралию, США и даже Южную Африку.  Участники требуют в том числе  снять негативную оценку с таких слов,как  «mad», «nutter» и «psycho» (все эти слова в русском языке обозначают некорректные определения человека с психическими особенностями, эквивалентные словам «псих», «сумасшедший», «безумный»). Среди основателей – Пит Шогнесси, Марк Робертс, Роберт Деллар и Саймон Баррет. Они проводят парады,  посвященные «гордости безумцев» с кинопоказами, чтением стихов и уличными театральными постановками, в которых показывают в том числе условия жизни в психиатрических больницах.