Радио Зазеркалье

После масштабной проверки российских психоневрологических интернатов представители власти заговорили о том, что скоро жизнь людей, попавших в систему ПНИ, в корне изменится. Михаил Ларсов разбирается, так ли это на самом деле.

По всей России состоялась массовая проверка психоневрологических интернатов – практически самых закрытых российских институций, менее всего обласканных усилиями правозащитников и волонтеров. И, похоже, она не стала чисто номинальной. Результаты встревожили представителей власти:  вице-премьер РФ Татьяна Голикова назвала систему ПНИ, сложившуюся в Советском Союзе, «морально устаревшей» и санкционировала индивидуальное обследование каждого из жителей интернатов с возможностью избрать для некоторых иную форму обслуживания.

— Целью этой работы является оценка состояния граждан, возможность применения иных форм работы, включая сопровождаемое проживание, проживание в замещающих семьях на дому, определение по каждому гражданину необходимых мер поддержки, социального и медицинского сопровождения, — заявила Голикова. В каждой проверке будут участвовать социальные работники, врачи-психиатры и представители органов исполнительной власти соответствующих регионов.

Таким образом, по итогам проверки часть жителей ПНИ смогут, наконец, оставить койки в тесных палатах и переселиться в том числе туда, где жили раньше. Глава Минтруда Максим Топилин считает, что таковых может быть 40-45% от всех «получателей социальных услуг», причем необязательно при этом наделять их дееспособностью (если лишены) – достаточно организовать грамотную опеку.

— Мы говорим все-таки о том, что они будут как-то сопровождаться. Здесь важно направление, мы должны потихоньку развивать эту тему, она должна переходить из одной стадии в другую, — уточнил Топилин, заметив, что требуется серьезная подготовительная работа.

Между тем, председатель ассоциации «Даун Синдром» Сергей Колосков опубликовал подборку сведений из открытых источниках о направлении свыше 50 миллиардов рублей на строительство и реконструкцию ПНИ.

— В министерствах и ведомствах говорят, что сопровождаемое проживание поддерживают, но нужных денег у государства сейчас нет, нет жилфонда для квартир сопровождаемого проживания и средств на его создание, и тем более нет средств на оплату работы профессиональных опекунов недееспособных, у которых нет близких родственников, которые могут быть их опекунами, — заявил он порталу «Милосердие.Ру».

— В интернатах сейчас начали превращение их в реабилитационные центры, направленные на социальную интеграцию тех, кто вынужден был жить там всю жизнь, — сообщил корреспонденту радио «Зазеркалье» президент Клуба психиатров России Аркадий Шмилович. — В медико-реабилитационное отделение больницы имени Алексеева сейчас приходят люди из интернатов, как из дома. Таким образом, в интернатах теперь идет тенденция определять как действительно места сопровождаемого проживания. Реорганизация их в реабилитационном отношение направлена на то, чтобы они были более открытыми.

Надо оказывать помощь именно в самостоятельном проживании, а не превращать интернат в психиатрическую больницу. Это непросто, так как стереотипы очень живучи даже среди врачей ПНИ, чья работа была больше направлена на стеснение людей.

По моему мнению, сейчас будут стараться интернаты разукрупнять, так как трудно представить общежитие, вообще место сопровождаемого проживания на тысячу мест. Чтобы приближаться к обычному жилью. Я думаю, что указанная сумма и будет направлена на более современные и по меньшему количеству мест учреждения более реабилитационного характера. По властной лестнице есть поручения именно в таком направлении развивать социальную помощь. Главное, конечно – сознание общества.

Также Шмилович напомнил о нехватке подобных учреждений в ряде регионов страны.

— Что касается заявлений о 50 млрд. руб. на строительство новых ПНИ, то на заседании Совета по делам попечительства в социальной сфере Голикова опровергла, что существуют подобные намерения о таком использовании средств, — отметила клинический психолог, член Межведомственной рабочей группы по реформе ПНИ Мария Сиснева. — Конечно, ряд ПНИ нуждаются в срочном ремонте. Но это пока все.

На мой взгляд, никакой тенденции перепрофилировать ПНИ в реабилитационные центры пока не наблюдается. Это невозможно в таких крупноформатных учреждениях.

Реабилитационные центры подходят не всем. Это центры, которые должны иметь конкретный результат, показывать свою эффективность, то есть помочь человеку достигнуть того уровня социализации и адаптации, которые позволят ему более-менее уверенно функционировать в семье и обществе. Но есть также и люди, которые всегда будут нуждаться в посторонней помощи. Для них наиболее подходящей формой является сопровождаемое проживание – вне стационара на базе домов и квартир общего проживания.

Проведенная проверка, напомним, показала, что в ПНИ зачастую отсутствуют элементарные удобства. Например, в ряде интернатов проживающие вынуждены ходить в туалет на улице, нет водопровода. В комнатах обитает по четыре-шесть человек, каждый шестой пациент живет с семью и даже большим количеством соседей. Отсутствует личное пространство, не хватает стульев, тумбочек и полок в шкафах. Часто нет даже ширм, чтобы оградить кровать заболевшего человека.