Радио Зазеркалье

Максим Пашинцев столкнулся с биполярным расстройством сам и, казалось бы, изучил его вдоль и поперек, изнутри и снаружи. Но даже у опытного пациента, а по совместительству психолога, осталось несколько вопросов к этому заболеванию, которые Максим решил задать врачу психиатру-психотерапевту Светлане Петровой.

Биполярное аффективное расстройство (БАР) довольно распространено и, как и в случае других подобных расстройств, человек может и не знать, что в его психике имеются нарушения. Отчасти такое положение дел имеет место из-за того, что депрессивные фазы воспринимаются как болезнь или нарушение – и человек отправляется к психиатру, а вот маниакальные или гипоманиакальные фазы, наоборот, воспринимаются как состояние наилучшего здоровья. Оно и понятно: свежесть, подтянутость, позитивный настрой, ускоренное мышление и тяга к деятельности и в самом деле на поверхностный взгляд напоминают подарок судьбы. Но не все так просто.

Ты активен, потому что «горишь» ярче

Когда маниакальная фаза началась у меня, сказать сложно – активность и позитив нарастали постепенно, несколько месяцев. Это было хорошее время, я многое сделал и многого добился. А потом я стал уставать. Нарушился сон, я почти перестал есть. Просто потому, что не хотелось. Важно отметить, что я утратил не аппетит (эмоциональную связь с едой, как при деперсонализации), а именно чувство голода. Почему я стал уставать? Как мне объяснил мой врач, такие состояния характеризуются не бесконечной энергией, а наоборот, повышенной энергозатратностью. То есть ты активен, потому что «горишь» ярче. И долго эта фаза не продлилась – когда я вымотался, пришла фаза депрессии, столь же серьезная по модулю. Там, где раньше была активность, появилось затворничество. Позитив сменился негативным взглядом на мир и себя. И ведь что странно: мир вокруг меня не изменился на самом деле, но до чего же различные его картины торжествовали в этих фазах! Я все могу, и я не могу ничего, при этом мир не менялся. Быть может, и в самом деле реальность определяет восприятие? Я решил задать волнующие меня вопросы врачу психиатру-психотерапевту Светлане Петровой.

– Расскажите, пожалуйста, просто и наглядно, что такое БАР?

– Биполярное аффективное расстройство – это эндогенное заболевание, ранее известное как маниакально-депрессивный или циркулярный психоз. Его  отличительной особенностью считают изменения аффекта (эмоционального состояния человека), а также степени его активности (ментальной и физической) при явном снижении уровня критики либо полном ее отсутствии.

Основными проявлениями расстройства являются: мания (в ряде случаев гипомания) – немотивированное воодушевление, повышенный фон настроения, вплоть до эйфории, ускорение мышления и рост активности при минимальной продуктивности действий; и депрессия – апатичность, истощаемость,  снижение настроения и энергетического потенциала в целом, замедление скорости мышления, возможно появление суицидальных тенденций. Периодически у человека с БАР наблюдаются смешанные состояния, характеризующиеся быстрой инверсией фаз либо сосуществованием разноплановых симптомов одновременно.

Немаловажным фактом изменений состояния является безусловный «выход за рамки» нормальной реакции на реальную ситуацию, даже с учетом особенностей личности пациента.

Эпизоды чаще всего волнообразно сменяют друг друга, однако между ними могут наблюдаться так называемые интермиссии  – светлые промежутки, когда болезненные проявления минимизированы или практически отсутствуют, а психические функции способны восстановиться до уровня нормы. При высоком уровне комплаентности (Прим.: приверженность к лечению) есть возможность увеличить длительность интерфаз и профилактировать развитие обострений.

– Правда ли, что все дело в изменении восприятия мира и себя? То есть, что бы там не нашептывала нам разлаженная психика, мир остается самим собой?

Дело в том, что картина мира формируется у каждого человека  сугубо индивидуально посредством психической деятельности на основе личностных  особенностей, а также опыта, которым он располагает. При развитии психического расстройства нарушается система восприятия и анализа полученной информации, появляются алогичные ассоциативные связи, ведущие к искажению понимания реальности и своей роли во взаимодействии с ней.

– Многие больные, пережившие манию и депрессию, я думаю, в глубине души хотели бы навечно зависнуть в маниакальной фазе. Иными словами, бывает ли – хоть у кого-то – мания без депрессии?

Безусловно, отказаться от состояния, в котором человек чувствует и воспринимает  себя «максимально эффективно», продуцируя массу гениальных идей без необходимости прерываться на сон, отдых или прием пищи, пациентам чрезвычайно сложно. В связи с этим они гораздо реже обращаются за помощью в этот период, оставаясь без лечения, что усугубляет развитие заболевания. Однако рано или поздно маниакальное состояние неизбежно сменяется  депрессивной фазой.

При всей своей «внешней» привлекательности мания чрезвычайно опасна. Немотивированный рост активности, бессонница, нарушения питания ведут к физическому и психическому истощению. Переоценка собственных возможностей и отсутствие сомнений в собственных силах меняют алгоритмы поведения, что зачастую приводит к негативным и опасным, а иногда и гибельным последствиям (долговым обязательствам, травмам, радикальным конфликтам, промискуитету, неоправданному риску).

Согласно многолетним исследованиям и клиническим наблюдениям маниакальная фаза БАР может длиться до 3-х месяцев. При адекватной терапии это состояние купируется раньше.

– Это правда, что мании, как и депрессии, бывают разные?

Классическая маниакальная триада включает в себя: немотивированный подъем настроения, ускорение мышления и речи, двигательное возбуждение. В зависимости от выраженности нарушений выделяют три основных варианта течения фазы: так называемую «солнечную» манию при преобладании повышенного аффекта; «скачку идей» с ускоренным течением ассоциаций, многоречивостью, многословием; «гневливую манию» отличает агрессивность, раздражительность, неусидчивость, активное сопротивление при возникновении спорных ситуаций.

Однако расстройства психики столь же многообразны, сколь и ее возможности, следовательно, проявления мании в каждом отдельном клиническом случае будут отражать особенности личности пациента.

– Раз мания так опасна, возможно ли ее предупредить?

– Лучшей профилактикой обострения любого заболевания является поддерживающая терапия, осуществляемая по индивидуально подобранной схеме с обязательной периодической коррекцией. Определяющей также является роль окружения пациента.  Внимание к состоянию здоровья человека, страдающего БАР, позволяет на ранних стадиях  отследить болезненные изменения и своевременно обратиться за психиатрической помощью.

– В розетку нельзя совать пальцы, манту нельзя мочить, а что про БАР должен знать каждый человек?

– Есть аксиома: бояться не нужно – нужно знать. Прежде всего необходимо владеть информацией о заболевании, почерпнутой из официальных источников. На базе многих лечебных учреждений в настоящий момент организованы Курсы психиатрической грамотности как для самих пациентов, так и для их родственников. Как и любое иное нездоровье БАР имеет свои особенности развития и течения. Это достаточно хорошо изученная нозология, с разработанным широким спектром эффективных терапевтических стратегий, позволяющих пациентам длительное время пребывать в интермиссии, сохраняя трудоспособность и социальную активность.

В заключение хотелось бы добавить еще кое-что из своего опыта. Оказавшись в итоге в глубокой депрессии, мне пришлось обратиться в дневной стационар, и мне там помогли. Так что не надо бояться отголосков советской брутал-психиатрии, сейчас лечат вполне эффективно. Поверьте, лучше обратиться к врачу, чем мучаться, опасаясь, что все на вас будут смотреть, как на психа, если обратитесь в ПНД.