Радио Зазеркалье

Михаил Ларсов о непростой судьбе актера, художника и музыканта из петербургского ПНИ

10 января 2021 года в питерской клинике скончался художник, музыкант (участник электронного проекта Build your house underground), актер Ильгар Наджафов. Причиной стала коронавирусная инфекция. Конечно, ему во многом повезло реализоваться сразу в нескольких направлениях, учитывая, что он с детства жил в интернатской системе. И это к вопросу о важности волонтерства. А также про то, что этот неординарный человек не мог не остаться в памяти тех, кто его знал хоть немного. Даже без титулов.

«Зазеркалье» собрало воспоминания об Ильгаре близких ему людей, которые будут перемежаться цитатами из его собственных рассуждений, которые за ним догадались записать.

Солмаз Гусейнова, фотограф:

Ильгар родился в полной семье, у него есть брат близнец и сестра. В какой-то момент отец умер, и мать осталась одна с тремя детьми. Когда Ильгару было 8 или 9 лет, его больного привезли в Ленинград на консультацию к профессору. Там маме сказали, что операции не помогут, он на ноги не встанет, и ему будет лучше в детском санатории в Павловске. Ильгар в детском ПНИ, а в 18 лет его перевели к взрослым в Петергоф.

В 2007 году Ильгар в первый раз смог съездить в Баку и навестить семью, однако ему пришлось вернуться обратно в Ленобласть. Его интересовало все, что связано с родиной, он всегда хотел наладить контакт с земляками. С волонтерами Ильгар подыскивал место под свою художественную выставку в Азербайджане, мечтая вернуться на родину художником.

Ильгар Наджафов:

Мои друзья скучают по своим старым компаниям. Скучают по старому отделению, где они когда-то были. Вспоминают тех, с кем они жили раньше. Я иногда тоже скучаю по старому отделению, а в душе понимаю, что вернуть время назад никак нельзя…

Надо искать что-то новое, что-то интересное и глобальное. Я нахожусь в поисках… В этом отношении. Пока что я все так же рисую и надеюсь когда-нибудь уехать к себе на родину. Мы все стали думать о следующих годах жизни. Надеемся, что у всех сложится плодотворная судьба. Стоит ли бояться? Стоит ли бояться перемен будущего? Иногда жизнь может как книга получиться…

Александр Иванов, руководитель изостудии волонтерского движения «Перспектива»:

Ильгар создал более 100 графических работ. Он был невероятно глубоким и в то же время продуктивным художником, без его произведений не обходилась ни одна наша коллективная выставка.

Большинство его работ выглядят фантастично, так как Ильгар любил экспериментировать с оптикой. Например, мог представить предмет или ситуацию одновременно сверху и сбоку. Его рисунки — это образы, тексты и движения: даже будучи абстрактными, они всегда что-то рассказывают, пытаются «вернуться куда-то» или «сделать».

Несмотря на «избыточность» своего языка, Ильгар всегда был точен в высказываниях, писал свою визуальную автобиографию открыто и честно, не боялся самоиронии. Он мог придумать свой телевизионный канал, назвав его «Искусственным», а затем превратить его в спектакль или же придумать однодневную выставку-ужин, посвященную ирано-тюркскому празднику весны Навруз. Все, что он делал, было живо, талантливо и ярко.

Ильгар Наджафов:

Каждый художник шел на войну. С победой в душе мечтал вернуться домой, чтобы его обняла семья. Люди, которые ищут остатки прошлого, оставшееся от войны, они находят картины где-то в земле. Эскизы от погибшего художника. Надеюсь, что их сдают в какой-то военный музей. Наверное, я перешел какую-то грань – все больше тянет к старому. Есть ли у нас в России такой человек, который может рассказать про подобный путь, который прошли художники в период войны. Кто о таких художниках смог бы рассказать в наше время? Эти люди искали свое творчество. И находили. Читали стихи в блокаду. Ставились спектакли. Люди продолжал не только воевать, но и жить. Вопреки всему. Люди творили – писали картины, читали стихи, влюблялись. Это порыв стремиться к чему-то мирному, хотя была война. Фильм “А зори здесь тихие” наглядно показывал, что была иная сторона военного времени.

И вот сейчас мирное время – нужно думать о том, чтобы все было хорошо.

Роман Можаров, педагог «Перспектив», создатель музыкального проекта Build your house underground:

Настроение, которое Ильгар Наджафов вкладывал в работу со звуком, часто могло включать в себя два противоборствующих элемента — от глубокой меланхолии до неистового драйва. Однако, как отмечал сам автор, расплывающиеся полотна с пёстрыми нотками поверх них — самое предпочтительное для него.

В работе все, что нужно было сделать, это просто загрузить какой-либо синтезатор — авантюрный дух Ильгара делал все остальное. Можно было созерцать реальное поведение играющего музыканта, который знает свое дело. Диапазон аутентичных движений автора всегда дополнялись очень простыми и узнаваемыми пассами формирования мелодии.

Из артистов, которых любил Ильгар Наджафов, можно припомнить: Владимир Высоцкий, DJ Dado, группа ВИА ГРА, Robert Miles.

Ильгар Наджафов:

Хочу, чтобы у меня был мечтательный такой день. Хочу, чтобы у меня был день о таком большом человеке, как Владимир Семенович Высоцкий. День Высоцкого. Сходить на его выступление, выступление с его участием. Посмотреть бы на живого Высоцкого. Не сделанного, как это в наше время есть. А настоящего. Очень соскучился по живым артистам.

Я давно хочу посмотреть фильмы с его участием. Особенно еще раз взглянуть на «Место встречи изменить нельзя». Хорошее кино. Великий фильм. Как вы думаете? Очень хочется послушать его песни, выступления. В наше время есть люди, которые собираются под его песни, под его фильмы. Даже есть Высоцкому памятник. Я хотел бы написать книгу об артистах, которых уже нет.

Елена Шифферс, руководитель международного проекта «Театр без границ»:

Наша театральная студия в интернате задумывалась и реализовалась, как воркшоп, как лаборатория. Спектакли студии сочиняются, создаются всеми участниками от начала до конца. Для Ильгара этот прием оказался органичным, подходил ему, потому что Ильгар прежде всего – мыслитель, философ, художник. Для него было важно конструировать и создавать сюжеты, размышляя над поворотами реальной жизни. И пропускать их через себя.

Его любимой ролью стала роль принца Гамлета в одном из первых спектаклей театральной студии «Быть или не быть», разумеется, придуманном участниками этого проекта. Мы работали год над спектаклем, ровно год Ильгар учил текст и размышлял над монологом «Быть или не быть». Когда выучил, поставил для себя точку в этом вопросе – решил «быть» и всегда двигаться вперед, несмотря на инвалидность, несмотря ни на что. Поэтому, по предложению Ильгара в нашем проекте мы изменили финал трагедии Шекспира – у нас Гамлет остается жив и увлекается театром.

… Он никогда не боялся ни сцены, ни публики. Как будто всю жизнь спокойно в своей инвалидной коляске выходил «на подмостки», когда «гул затих» и читал монолог Гамлета, стихи Пастернака, Пушкина, Мандельштама. После показов на сценах театров во время гастролей «Театра без границ» у нас в Петербурге и в Европе к нему подходили зрители и говорили — «только не останавливайтесь». А он и не собирался; его любимая фраза — «нельзя опускать руки».

Ильгар Наджафов:

Смерть – это такая штука, которая приходит незаметно. Улыбайся, улыбайся, а она приходит неожиданно. Ты можешь общаться, можешь разговаривать, можешь улыбаться. Говорят, что смерть нельзя к себе призывать. Смерть и сама прийти может к тебе. Я иногда вспоминаю тех людей, которых уже нету. Про отца вспоминаю часто, каким он был, что он делал.

Иногда мне не хватает такого глубокого общения. А вот если человек разговаривает с потусторонним миром, интересно, он может быть сумасшедшим? Оттуда человек тебе может дать ответ тебе какой-то. Я бы хотел спросить у кого-нибудь про его детство, как оно у него проходило. Как у моего отца детство проходило. Наверное, он бы мне ответил. Для этого надо умереть сначала, потом поговорить с ним там, а потом воскреснуть. И об этом детстве написать какой-нибудь рассказ, либо нарисовать.

Нарисовать свой быт. Хотелось бы вернуться к традициям своих корней. И оттуда черпать необъяснимые вдохновения. Чтобы вспоминать что-нибудь хорошее и красивое. Однажды ночью в Баку, когда я спал, то я видел во сне силуэт красивой девушки. Она танцевала. Я еще тогда удивился…