Радио Зазеркалье

В сентябре этого года исполняется ровно 20 лет со дня премьерного показа мюзикла «Нотр Дам де Пари» на музыку Риккардо Коччанте и либретто Люка Пламондона. Уже в первый год мюзикл был признан одним из самых успешных в мире. Оригинал, помимо французов, увидели в Бельгии, Канаде и Швейцарии, а во многих странах сделали версию на родных языках. Вспоминаем, как создавался трагический и при этом такой притягательный сюжет о запретной любви троих мужчин к одной 16-летней девушке, которую все считали цыганкой.

Конечно, начать следует с романа. Великий француз Виктор Гюго, как полагает ряд литераторов, был вдохновлен историческим романом «Квентин Дорвард» Вальтера Скотта. Именно Гюго довелось писать резонансную рецензию на это произведение в журнал «Французская муза», но он не ограничился разбором, а дал свою концепцию подобных романов на историческую тему.

— После  живописного, но  прозаического романа Вальтера Скотта остается еще создать роман в ином жанре, по нашему мнению,  более изящный и более законченный, — писал в указанной рецензии Гюго. — Это должен быть в одно и то же время роман,  драма  и эпопея,  конечно,  живописный,  но  в  то  же  время поэтический, действительный, но в то же время идеальный, правдивый, но в  то же время величественный, который заключит Вальтера Скотта в оправу Гомера.

Сами понимаете, на кого рецензент возложил эту миссию. И если Скотт делает упор на анализ исторических событий, скрупулезно воспроизводя нравы и типичные личности прошлых эпох, то Гюго акцентирует внимание на вечных ценностях: добро и зло, любовь и ненависть, благородство и грязное предательство. Он сам заявлял в письме к издателю Лакруа, что до этого к историческому жанру почти не обращался, а потому творил вне принятых рамок.

Был еще один подтекст: почему именно собор Парижской Богоматери? Гюго славился еще и как защитник исторических ценностей Парижа. В пору написания романа как раз обсуждался парижскими властями вопрос, снести старый собор или модернизировать его. Гюго не устраивал ни один из вариантов, и своим романом он осознанно привлек внимание миллионов к атмосфере старого Нотр-Дама с его химерами, колоколами и стенами, которые выдержали несколько осад. Изучая материал, писатель познакомился с настоятелем собора аббатом Экже, помимо прямых обязанностей писавшим труды по мистицизму, которые в итоге оказались запрещены церковью. Несомненно, что именно он стал прототипом Клода Фролло.

Храм-символ Парижа хотели снести в XIX веке

Впервые план романа был намечен в 1828 году – то есть в этом году еще один юбилей, фактически день рождения романа ! В этом варианте в произведении не было Феба де Шатопера, за сердце Эсмеральды боролись Квазимодо и Фролло, казнить девушку хотели за «колдовство», а оттянул казнь Гренгуар, подменивший ее в клетке и повешенный вместо нее. Однако первые строки официально датированы июлем 1830 года – и то под страхом уплаты неустойки издателю Гослену. Но когда были написаны всего шесть страниц, разразилась Французская революция. Переселяясь подальше от уличных сражений, он так увлекся происходящим «сейчас», что исторические картины уже не владели им, как он писал собрату по перу Альфонсу де Ламартину. Но рано или поздно надо было приниматься за реальную работу, и тогда, по воспоминаниям супруги Адель, Гюго «вошел в роман как в тюрьму». Однако же по мере написания он все больше увлекался сюжетом и красками средневекового Парижа, и в итоге закончил произведение с великой грустью, прощаясь с персонажами как с близкими друзьями.

По «Собору Парижской Богоматери» снято несколько фильмов, включая несколько римейков «Горбуна из Нотр-Дама» (оригинал 1911 года), в 1965 году появился балет Ролана Пети на музыку Мориса Жарра, а ранее в 1956 году появилась еще одна экранизация, где Эсмеральду играет Джина Лоллобриджида, явно слишком зрелая и кокетливая для 16-летней наивной девчонки. Однако самую громкую популярность получил все же мюзикл 1998 года.

Работа над ним шла пять лет с момента написания Рикардом Коччанте в 1993 году музыки под легендарный шлягер «Belle» — «Красавица» на готовое первоначальное либретто Пламондона. За восемь месяцев до премьеры 16 лучших песен из мюзикла были выпущены на компакт-диске,разошедшемся стремительно. Ведущие роли исполнили канадцы, превосходно знавшие французский, — Даниэль Лавуа (Фролло), Брюно Пельтье (Гренгуар), Люк Мервиль (цыганский барон Клопен). На роль Квазимодо выбрали малоизвестного Пьера Гарана, который в итоге прославился под псевдонимом Гару – как актер, так и потрясающий певец. Эсмеральду сыграла Элен Сегара, но после года гастролей она ушла из проекта из-за потери голоса — ей пришлось делать операцию на связках. К счастью, ей удалось потом вернуться к пению и записать сольный альбом.

Гару в роли Квазимодо

В Интернете можно видеть самые разные версии исполнения песни «Belle» актерами различных стран и версий мюзикла – от собственно французов Гару, Лавуа и Патрика Фьори (Феб) до исполнителей из Южной Кореи и стран Кавказа. Здесь не обошлось без курьезов – так, армяне вставили в композицию вступление на своем культовом национальном инструменте дудуке – очень красиво, но откуда оный в средневековой Франции?  В России классическую версию исполнили Александр Голубев (Фролло), Антон Макарский (Феб) и, что любопытно, рок-музыкант Вячеслав Петкун, лидер группы «Танцы минус» (Квазимодо). В телеверсии в роли Фролло был Александр Маракулин, которому многие отдают пальму первенства за счет более эмоционального исполнения.

Однако российская версия (2002 год)  звучит традиционно суховато – откровения о том, как у Эсмеральды все хорошо под цыганской юбкой, автор русского текста, «мастодонт» советской авторской песни  Юлий Ким, очевидно, посчитал слишком уж смелыми. В итоге была даже изменена под «ортодоксальный» текст аранжировка. Кто-то оценил «целомудрие» Кима, но хватает и тех, кому эксперимент не пришелся впору.

Захвативший меня сюжет, кстати говоря, в итоге привел к тому, что я создал собственный перевод ближе к оригинальному тексту и в оригинальной аранжировке.

Квазимодо:
Свет
Снизошел в мой тусклый и убогий плен,
Бродит словно призрак среди этих стен.
Водой целительной поила жизнь мою,
Но не скажу я, как же я тебя люблю.
Ведь я урод, жестокой проклятый судьбой,
И никогда не быть счастливым мне с тобой.
Нет!
Нагое тело создает волшебный свет.
Таким как я в раю, конечно, места нет…
О Люцифер, возьми меня в свой ад потом,
Но с Эсмеральдой дай прожить хоть ночь вдвоем!

Фролло:
Ад
Предо мной бессильным  разверзает страсть,
И уже не в силах даже Божья власть,
Ни крест великий, ни глаза святых отцов
Тебя изгнать, моя ужасная любовь
Десятилетия я похоти не знал
И от грехов людские души сохранял
Но
Твои глаза наполнят душу как вино,
И, грешный,  я молю лишь только об одном:
О Нотре Дам, свидетель сладострастных снов,
Даруй цыганке хоть на ночь ко мне любовь!

Феб:
Кто
Кто меня осудит за влеченье то,
Что мужчине слабому всю жизнь дано
От страсти бросить обещанья и дела!
О Эсмеральда, ты с ума меня свела!
И что  бы люди не болтали о тебе,
Я вижу свет и чистоту в твоем окне,
Мне
Не устоять от искушения вовек!
И пусть простит меня мой близкий человек —
О Флер-де-Лиз, к тебе вернусь я лишь тогда,
Когда ланит ее вкусят мои уста.

ВСЕ:
Нагое тело мне родит волшебный свет,
Таким как я в раю отныне места нет.
О Нотре Дам, свидетель сладострастных снов,
Даруй цыганке хоть на ночь ко мне любовь!
О Люцифер, сожги в аду меня потом,
Но с Эсмеральдой дай прожить хоть ночь вдвоем…

Ну и finale: В 2016 году был собран новый состав мюзикла, который в настоящий момент гастролирует по миру с неизменными аншлагами. Из «стариков» среди актеров остался лишь Лавуа.